Жизнь города

Авторизация




Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?

Реклама




Лепрекону никогда бы не написать…

Лепрекону никогда бы не написать… 25.09.2013

Лепрекону никогда бы не написать…

Эта фраза, выхваченная из рецензии, написанной мною на книгу А.А. Федотова «Черный карликовый тигр», вполне может охарактеризовать его сборник «Сломанный мир». Для того, чтобы написать столь сложные произведения таким простым языком, да так, чтобы это коснулось души многих из тех читателей, которым еще не все безразлично в этой жизни, нужно быть совсем не лепреконом…

Вспоминается дискуссия с автором и еще одним профессором, общим нашим знакомым, по поводу этого собрания таких разных и одновременно взаимосвязанных работ. 

Профессор Федотов, на вопрос, как сам он охарактеризовал бы свое произведение, со свойственной ему иронией сказал, что как-то так: «Представьте себе К.С. Льюиса, который вместо чтения греческих и римских классиков  в подлиннике, смотрит посредственные фильмы в переводе гоблина, вследствие чего, всему многообразию английской филологии предпочитает бейсик; или Ж. П. Сартра, который перед тем, как взяться за перо попил как следует по-русски лет десять; или, наконец, Венедикта Ерофеева, ухитрившегося получить докторскую степень. Представив это, вы будете готовы открыть дверь в мир абсурдного реализма и реалистических фантасмагорий художественных произведений Федотова».

На что его более эрудированный коллега возразил: «По поводу Сартра (который, кстати, много пил; приехав в Ярославль, сразу набухался и блевал над Волгой, о чём вспоминают до сих пор местные жители...) и проч. не думаю, что Вы правы - тут проблема вообще в чём-то другом для Вас: проблема соразмерного их славе общественного признания Вашего творчества - нельзя исключать, что она когда-нибудь и придёт к Вам, но мне всё это представляется абсолютно ничтожным и бессмысленным».

Я не преминул здесь заметить, что «Сартр, блюющий НАД Волгой - пошловато и непатриотично. «Сартр набухался»... Это уже даже не смешно. Вот я, например, когда бухаю в Ярославле - всегда блюю В Волгу. А уж, если не сблюю, так стошнит непременно. Как говаривал Венедикт Ерофеев...  ( А знаете ли Вы, что... в Москве на площади Борьбы (!!!!) Ерофееву поставлен памятник....)».

Но автор мое замечание как-то близко к сердцу не принял, а ответил своему более остепенному оппоненту:  «По большому счету любая земная слава может быть губительна, и может даже привести к изменению взглядов - медные трубы ох как тяжелы! Поэтому я и допускаю, что м.б. и хорошо, что мои книги особо никто не знает, ведь пока я еще могу писать новые ни на кого не оглядываясь, не ища от этого никаких выгод, просто по потребности своих сердца и ума. По крайней мере, прошлый раз, когда медные трубы (на уровне уцененных дудок) в моей жизни место имели, то я оскотинился до крайности. И писать, кстати, не мог почти вообще!»

Что же, хорошо, что все же смог писать! И, несмотря на законные опасения автора, произведения его достойны быть представлены широкому читателю. Но думается, что книга его понравится не всем. И не потому что не удалась.  Книга-то как раз удалась и она хороша. Только вот общество наше не удалось. К сожалению! И не хочется этому обществу в зеркало смотреть. Как ни посмотри - рожа получается кривая. А временами — очень кривая...

И действительно – даже в первом, наиболее оптимистичном во всем сборнике  романе много и «разнообразно» пьют, много и гнусно поют, ведут вечные бесконечные разговоры, на которые так тароваты бездельники и плуты всех времен и народов, а особенно нашего времени и нашего же народа. Автор не поскупился, изображая людей малоприятных, а временами мерзковатых, мерзких и мерзопакостнейших. Он населил действие народцем, действительно в основном малоприятным. И тут же принялся его воспитывать и цивилизовывать. А потому как сделать это в принципе невозможно, то перед нами - роман-утопия. 

Бессмертный Николай Васильевич Гоголь задумывал свои «Мертвые души» как трилогию - «Ад», «Чистилище» и «Рай». Он смог создать один лишь «Ад». Алексей Федотов на этом зацикливаться не стал, пошел дальше, описав все ипостаси мятущейся души русского человека. Действие первого же романа книги начинается в сумасшедшем доме, а заканчивается почти что в Царствии Небесном.

Схема? Нет, не схема! Это совершенно искреннее и выстраданное желание видеть человека Человеком. Утопия, ради которой и стоит жить.

Михаил Смирнов,
президент Издательского Дома «Наша Родина»

Бессмертный Николай Васильевич Гоголь задумывал свои «Мертвые души» как трилогию - «Ад», «Чистилище» и «Рай». Он смог создать один лишь «Ад». Алексей Федотов на этом зацикливаться не стал, пошел дальше, описав все ипостаси мятущейся души русского человека. Действие первого же романа книги начинается в сумасшедшем доме, а заканчивается почти что в Царствии Небесном.


Возврат к списку


Текст сообщения*
:) ;) :D 8) :( :| :cry: :evil: :o :oops: :{} :?: :!: :idea:
Защита от автоматических сообщений