Жизнь города

Авторизация




Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?

Реклама




«Сломанный мир»

«Сломанный мир» 25.10.2013

«Сломанный мир»

Так называется книга профессора Ивановского филиала Института управления (г. Архангельск) А.А. Федотова, презентация которой состоялась на прошлой неделе в Ивановской центральной универсальной научной библиотеке.

На презентации присутствовали представители ивановских научной и культурной общественности, студенты Ивановского автотранспортного колледжа. Открыла мероприятие заместитель директора библиотеки В.Г. Винокурова. В обсуждении книги приняли участие президент издательского дома «Наша Родина» М.В. Смирнов, преподаватель Ивановского автотранспортного колледжа, доктор философских наук Международной Лиги развития образования и науки А.В. Оглоблин, заведующий кафедрой культурологии и литературы Шуйского филиала Ивановского государственного университета, доктор филологических наук, профессор В.П. Океанский, председатель Ивановской областной писательской организации, заслуженный работник культуры РФ Ю. В. Орлов, директор Института развития человека, кандидат психологических наук Е.В. Шелкопляс  и другие.

К презентации работниками научной библиотеки были подготовлены три книжные выставки. Две из них были посвящены рецензиям, размещенным в прессе на книгу «Сломанный мир», а  также публикациям работ А.А. Федотова в еженедельнике «МК в Иванове».
 
Люди общаются друг с другом, быть может, наиболее глубоко и содержательно отнюдь не лицом к лицу, а каким-то опосредованным образом, нажимая на космизированные клавиши эпох, миров и символических форм. Для этого требуются «дистанции огромного размера» – и не в этом ли смысле отмечал ещё Кант, что «всё великое – плоды необщительности»?

Я прочёл с немалым интересом написанное Алексеем Федотовым и оформленное в его книге с многозначительно-однозначным названием «Сломанный мир» (что может быть многозначительнее мира – и однозначнее слома!): разбитую чашу не склеишь и, при всём житейском добродушии автора, здесь имеет место неотменимый приговор, ведь и правда, что чашку не склеишь, а мир не починишь, хотя кто-то ещё копошится на руинах, «что-то вроде получается» – но что?

Меня увлекло чтение текстов достаточно высокого литературного качества, но и поразило пронзительное обнажение онтологически врождённого гротеска, перманентного кошмара человеческого существования, увиденного и запечатленного.  

Не хотелось бы тут заниматься скучным литературоведческим анализом сюжетно-композиционных особенностей книги, которая исходно читалась по ещё не связанным в целое частям – мы, подобно Новалису со Фр. Шлегелем, пошли путём живой «со-философии» и ниже приведём некоторые её в ряде моментов любопытные фрагменты (как оценочного – так и проблематического планов):

•  Спасибо за "Призрачную Америку", чтению которой посвятил истекшую ночь. Прочёл Ваш роман с большим интересом. Первая часть в чисто литературном отношении мне показалась увлекательнее, но и дальше не менее интересно во всех остальных отношениях. Конец очень добрый, если и не счастливый, то, по крайней мере – "капли на ночь". В целом же, мы с Вами думаем об одном, и хорошо, что Вы сконцентрировали всё это в таком замечательном произведении – надо бы его перевести на английский и запустить в качестве "бродила" в описываемый Вами мир, если там ещё не разучились читать...  
•  По внимательном прочтении написанного Вами сразу скажу, что вне зависимости от того, роман это либо же рассказ – ЗАМЕЧАТЕЛЬНО, в некоторых моментах я едва удерживался от хохота, потрясающе правдоподобно всё и одновременно не к чему придраться. Хотелось бы увидеть всё это в качестве читаемой людьми книги, пусть и небольшой, но весьма своевременной!
•  Вся Ваша трилогия представляется весьма весомой и значимой при том, что изображаемая там фактура порою труднопереносима: кинооператору без скафандра невыносимо душно – нечем дышать, метановые облака, как на Юпитере, другая планета – и хочется какого-то второго плана, может быть – лирическо-романтических отступлений, свежести природы, шелеста трав, берегов тихой речки, проплывающих облаков в небе, далей необъятных – как у Гоголя в "Мёртвых душах" есть ведь лироэпические отступления, и это – целый сюжетный план, выражающий особую философию писателя...

… Не могу согласиться со Святейшим Патриархом Кириллом, который в 2012 году на вручении Патриаршей литературной премии говорил, что, мол, «русских писателей всегда интересовали не столько внешняя действительность, сколько внутренние мотивы, глубинные причины человеческих поступков — греховных и праведных, низких и высоких» – это, пожалуй, какая-то англосаксонская редакция русских писателей. Напротив, отечественной словесности присуща особая поэтика пространства, геопоэтика и астропоэтика, отворяющие жизненный мир как ословесненный космос, в котором можно жить – отнюдь не психоделика является тут ведущей силой, но запечатленный в «русской песне» гоголевско-аксаковский «дух и образ могучего пространства», лермонтовское «люблю, за что не знаю сам, её степей холодное молчанье», равнодушное к «преданиям заветной старины», к истории изнутри сугубо антропологической размерности – НЕСЛОМАННЫЙ МИР.    

Но стоит тут обратить серьёзное внимание и на возможные возражения в наследии величайших русских философов, столь разных, как, например, метафизик отец Павел Флоренский и феноменолог И. А. Ильин: первый из них писал, что «сочинитель не есть надёжный толковник своего труда, и сказать что именно написал он, нередко может с меньшей уверенностью, нежели любой из внимательных его читателей» («Пути и средоточия»); второй же отмечал, что «художник часто знает о своём произведении меньше, чем его произведение ”высказывает“ о самом себе» («О чтении и критике»).  

Книга Алексея Федотова «Сломанный мир» – причём, как видно вопреки глубоко почитаемым нами Флоренскому, Лосеву, Генону и Гвардини, относившим Средневековье к «высочайшим эпохам человеческой истории» и скорбевшим по его утрате – в очередной раз навела нас на мысль о его продолжении и смысловой неисчерпанности…  

Средние века имеют не столько христианское и, уж во всяком случае, не евангельско-святоотеческое, а вполне магическое и гностическое происхождение: это – уже сломанный мир, безнадёжно (хотя единодержавно и соборно!) подлаживаемый под компромисс между «свиночеловечеством» и грядущим «воцарением Христа в мире» (образы из книг отца Сергия Булгакова). Судя по всему, что происходило столетиями, происходит и ещё долго будет происходить в реальности «сломанного мира» со всеми его «Суммами», «Камасутрами», «Искусствами управления» и «Новыми Органонами» – Средние века продолжаются, а Новые времена объявлены человечеству преждевременно известными мошенниками и фальшивомонетчиками…     

Вячеслав  Океанский,
доктор филологических наук, профессор

Возврат к списку


Текст сообщения*
:) ;) :D 8) :( :| :cry: :evil: :o :oops: :{} :?: :!: :idea:
Защита от автоматических сообщений