Жизнь города

Авторизация




Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?

Реклама




Какая ты, дорога ВТО?..

Какая ты, дорога ВТО?.. 24.04.2013

Какая ты, дорога ВТО?..

Разговор получился непростым. Однако он прояснил причины сложившейся ситуации и позволил понять, что же действительно необходимо труженикам села в условиях работы в ВТО.

Общая площадь хозяйства вместе с сельхозугодиями составляет около 4 тыс. гектаров. Из них 3,5 га занимает пашня. Предприятие выращивает зерновые и кормовые культуры, кукурузу, а  также картофель для своих нужд.

Поголовье крупного рогатого скота в племенном хозяйстве насчитывает 2600 животных; 700 единиц овец романовской породы и 500 свиней. Заметим, что свинопоголовье здесь уменьшилось, а к концу года и вовсе будет ликвидированно. Это связано с теми требованиями, которые предъявляют аграриям санитарные службы по поводу распространения так называемой эпидемии «африканской чумы» среди свиней.

Тем не менее руководство СПК для того, чтобы не уменьшать доходность предприятия, в плановом порядке с 2012 года начало увеличивать поголовье КРС, сознательно взяв курс на увеличение мясо-молочного производства. Таким образом, к концу 2013  года поголовье крупного рогатого скота составит 3000 единиц. Соответственно увеличится и поголовье дойного стада. Также в планах сельхозпредприятия на этот год — построить откормочные площадки для бычков, отремонтировать телятник для молодняка.

Стоит особо отметить, что помимо всего этого на балансе хозяйства находится вся социальная сфера с. Сеготь, где расположен «Ленинский путь».

Если в общем сравнить финансово-экономические показатели сельхозпредприятия за 2011 и 2012 годы, то в минувшем году доходы СПК ПЗ уменьшились на 10 млн рублей. И это при том, что молока в 2012 году было призведено на 700 тонн больше. Председатель СПК ПЗ «Ленинский путь» Мугай Мугаев напрямую связывает это с ценовой политикой и конкурентоспособностью российского рынка в связи с вступлением России в ВТО. По его мнению, отечественный сельхозтоваропроизводитель находится в «ненормальных условиях» по сравнению с западными коллегами. Он считает, что федеральная поддержка должна быть  более существенной, чем та которую сегодня имеют российские и в частности ивановские аграрии. Взять, к примеру, государственные дотации на молоко в Ивановской области. Сегодня они составляют 2 рубля 60 копеек за литр молока: 1 рубль 60 копеек из федерального бюджета и 1 рубль — из областного. Между тем в соседней Нижегородской области государственное субсидирование сельхозпредприятиям составляет в общем зачете около 5 рублей. Причем, заметим, господдержка распространяется повсеместно только на молоко высшего качества. А в нашем регионе, по словам М. Мугаева производится не более 30 % молока высшего качества, то есть с повышенным содержанием жирности. Правда, в  хозяйстве “Ленинский путь» этот процентный показатель равен 90. Это в свою очередь во многом обусловлено вводом  в эксплуатацию современного, высокотехнологичного животноводческого комплекса.  

- Так что же ждать нашим хозяйствам в связи вступлением во Всемирную торговую организацию?

–    Вступление в ВТО – это новые испытание для отечественного сельхозтоваропроизводителя, своего рода проверка на выживаемость и конкурентоспособность. Слабые хозяйства просто разорятся, - оживленно рассуждает  Мугай Айгубович. - Однако  вступление в ВТО следует  рассматривать как нормальное явление в спектре новых рыночных отношений. Но мы, к сожалению, за 18 лет к таким условиям работы не подготовились. А ведь что требовалось? Подготовиться в плане технического и технологического оснащения сельхозпредприятий; добиться соответсвующего поголовья, его продуктивности и т.д. Есть ли это у нас сегодня? Безусловно, есть. Но этого не достаточно, чтобы конкурировать с европейскими фермерами, которые располагают мощной государственной поддержкой.

Даже то, что сегодня рекомендует ВТО для отечественного агропромышленного сектора в рамках переходного периода 2013-2014 годов, не выполняются. Например: по мнению экспертов ВТО, сумма поддержки российским сельхозпредприятиям должна составлять примерно не менее 9-10 млн долларов, а государство выделяет только половину. Государственная субсидия фермерам в Евросоюзе составляет около 500 евро на гектар земли, а у нас всего 10  евро. Я думаю, если мы вступили в ВТО, необходимо играть по  общим для всех правилам. Иначе велик риск просто не выдержать  конкуренцию, а к чему это приведет, известно. Уже сегодня при увеличившемся на российском рынке объеме импорта мясной продукции, достигшем 50%,  мы не знаем, куда девать наше. С молоком аналогичная ситуация.  

К слову, свертывание производства свинины тоже напрямую связано с этой проблемой, - продолжает мой собеседник. - Заметьте, что все это происходит при мизерном производстве в России вышеупомянутой продукции. В Белоруссии, например, реализацией продукции частных аграриев занимаются государственные холдинги. Поэтому основная задача  наших белорусских коллег - производить как можно больше молока, мяса и других продуктов питания. В этом они заинтересованны. А обо всем остальном позаботится государство. Да и в техническом оснащении у  тамошних аграрев тоже нет особых проблем.

Всегда с удовольствием вспоминаю программы, связанные с реализацией национального проекта, когда действительно наблюдался подъем в сельском хозяйстве.  Предприятия АПК активно  строились, реконструировались, модернизировались, увеличивалось поголовье и тд. Сейчас, увы, затишье.

–    То есть у вас есть весьма основательные претензии к власти?

–    Знаете, я не критикую Минсельхоз или кого-либо из чиновников персонально. Но на правах человека, более двадцати лет возглавляющего сельхозпредприятие, хочу задать чиновникам: что конкретно хочет государство от отечественного сельхозтоваропроизводителя, как видится будущее российского АПК. Какой объем мяса, молока и другой продукции необходимо производить?

Мне кажется, общее видение и стратегия перспектив сельскохозяйсвенного сектора, то есть ответы на эти вопросы, должны разрабатываться в Правительстве РФ. И по этим моделям потом работать регионам. Должно же быть  элементарное государственное регулирование в этом вопросе.

Сегодня разница между ценой реализации молока и его себестоимостью составляет у нас всего 1 рубль. Что в этом случае остается делать? Ответ один: заняться его глубокой переработкой. Сейчас мы производим в среднем 13 тонн молока в сутки. С увеличением дойного стада доведем этот показатель до 18 тонн и будем строить перерабатывающий цех. Но опять же это по силу только крепким хозяйствам как, например, нашему. А что в этом случае делать другим, менее крепким и крупным сельхозпредприятиям?..

–    Каков ваш прогноз?

–    Думаю, что если все останется по-прежнему, то к осени положение дел в сельском хозяйстве ухудшится. Приведу конкретный пример. Для того чтобы дальше развиваться, сельхозпредприятия строят современные животноводческие комплексы. Вкладывают в это дело свои и кредитные средства, пользуются лизингом. Построили, запустили производство. Естественно, себестоимость продукции увеличивается, поскольку в этом случае будет совершенно другой уровень культуры труда, иная степень производственных отношений. А вот цена на единицу продукции остается прежней. Таким образом, сельхозпредприятие остается заложником сегодняшней экономической политики на селе.

Поэтому главной проблемой сельхозтоваропроизводителя была и остается проблема ценообразования на свою продукцию. Конечно, нельзя сказать, что государство совсем не помогает. Помогает, но эта помощь, скорее, “от лукавого”. Ведь чем болше оно помогает, тем больше мы платим налогов. И еще: сегодня большинство наших хозяйств продолжают вольно или невольно нести бремя сельской социальной сферы. Это котельные, водоснабжение, канализация, дороги, жилищно-коммунальный сектор... Не будет оно этим заниматься, можно смело ставить на селе крест. А ведь главное – это люди, истинные труженники села. С ними тоже надо работать: готовить кадры, вести определенную психологическую подготовку и пр.

Раньше село получало действенную помощь в лице парткомов, просоюзов, комсомольских организаций, студенчества и тд. Сейчас все лежит на плечах руководителя сельхозпредприятия. Ему же порой элементарно не хватает времени, чтобы заниматься даже текущими хозяйственными вопросами.

–    Но ведь вам могут возразить: сельское хозяйство — такой же бизнес.

–    Так и есть, и я не отрицаю этого факта. Но не надо забывать и того, что жизнь и работа на селе — это общественный уклад с богатыми традициями, со своими особенностями. И загонять российскую глубинку в жесткие рамки бизнеса нельзя. Настоящая Россия начинается за МКАДом. Да что там, наше государство всегда было сильно своими регионами. И от того, как мы будем решать наболевшие вопросы, в том числе вопросы села, в том числе в нашей области,  во многом будут зависеть позиции России во Всемирной торговой организации.    

Записал Валентин СЛАВИН.            

Возврат к списку


Текст сообщения*
:) ;) :D 8) :( :| :cry: :evil: :o :oops: :{} :?: :!: :idea:
Защита от автоматических сообщений